Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Верхний пост

1) Сюда можно написать, если вам от меня что-то надо. Комменты скринятся, но на почту приходят.

2) Комменты к постам на почту не ходят. Если вам непременно нужно, чтобы я ответил на ваш коммент, пишите сюда.

3) Комменты от анонимов в журнале скринятся. Я их расскриниваю, если нахожу, но могу и не найти. Если вам непременно нужно привлечь мое внимание к своему анонимному комменту, пишите сюда. Хамские комменты не расскриниваю. Что является хамством, определяю я.

4) Я баню редко и мало, но иногда - без предупреждения. Причиной бана, как правило, являются личные оскорбления (не только мне) и всяческие разжигания, но не только.

5) Взаимно не френжу, мне все равно, во френдах вы у меня или нет, я со всеми одинаково разговариваю (кроме давно знакомых). Это публичная территория, пишите, не стесняйтесь. Подзамков в журнале нет (кроме чисто технических), если вы у меня не во френдах, вы ничего не теряете.

6) Цитировать и перепощивать можно по умолчанию, не спрашивайте. Очень желательно - со ссылкой на меня, особенно тексты. А то вдруг опубликовать понадобится, я потом устану доказывать, что это не "народное творчество".

Сакура в ГБС



Я ходил в ГБС посмотреть цветение сакуры, но в Японский сад я не пошел - там, говорят, очереди как в Мавзолей. Слава Богу, знакомая надоумила, что есть еще сакуры на главной аллее. Впрочем, их там трудно не заметить: восемь или десять цветущих деревьев всех оттенков бело-розового. Многие подходят полюбоваться, но некоторые читают таблички, обнаруживают, что ни на одной из них не написано "САКУРА" (там написано что-то вроде "вишня сахалинская", "вишня вырезная" и пр.; говорят, что и абрикос есть, только таблички при нем нету), разочарованно вздыхают и уходят.

Мне кажется, в этом есть глубокий символический смысл. У нас есть представление о том, каким должно быть "Настоящее" (зачастую имеющее не так много общего с реальностью). И мы упорно ищем это Настоящее. Настоящую сакуру, Настоящих друзей, Настоящее дело своей жизни, Настоящую любовь, Настоящую жизнь. И отказываемся радоваться тому, что есть здесь и сейчас: ведь на этой сакуре не написано, что она сакура.



Collapse )

Первые любови

Вообще очень интересный культурный момент с этими детскими влюбленностями. Понятно, что начиная с определенного возраста дети друг в друга влюбляются, но вот то, как это воспринимается и прорабатывается - это, конечно, целиком и полностью зависит от культуры. Разумеется, я не знаю, как обстоят дела на самом деле (видимо, по-разному), я только по книжкам могу судить. Но как раз в детских книжках, как правило, описывается то, что на данный момент принято считать нормой (а то, что не воспринимается нормой, обычно четко маркируется как ненормальное).

Вот судя по советским книжкам (и по тому, что я видел и слышал в реале), у нас Первая Любовь воспринималась, с одной стороны, как нечто безумно романтическое ("Ромео и Джульетта", "ваминеснилось", все дела), а с другой стороны - как нечто из ряда вон выходящее. "Никогда не было, и вот опять!" Collapse )

Но вообще, надо сказать, с изобретением надежной контрацепции в очень многих отношениях жизнь сделалась намного проще и безопасней. Понятно же, чего особенно боялись все эти мамы, которые орали на четырнадцати-шестнадцатилетних дочек и сыновей, чтобы те "даже и не думали!" (хотя те, возможно, и в самом деле даже не думали о том, чего так боялись их мамы).

Jealousy

А вот мелкая языковая подлянка, с которой я не справился. У главной героини первая любовь. Девочка влюблена, девочка ревнует. Самое обидное, что даже и злиться-то на соперницу как следует не выходит: это такая классная, славная, открытая девчонка, и в общем понятно, почему мальчик предпочел именно ее. Но ревнует героиня страшно, аж живот сводит.

И вот один мудрый дед по совершенно другому поводу рассказывает историю, и спрашивает: “Have you ever been so jealous of someone else it makes your blood boil?” И девочка говорит, что да, вспоминая, как ее мальчик с той девчонкой... у-у-у! Да, она понимает. И дальше из истории вытекает, что “No good can come from jealousy". И эта мысль помогает девочке не только решить проблему, которую они все вместе решают, но заодно и справиться с собственной ревностью: уж больно наглядны нехорошие последствия.

Есть только одно но: в истории, которую рассказывает дед, речь идет не о ревности, а о зависти. По-английски-то это одно слово, jealousy, to be jealous - это и "ревновать", и "завидовать". Вообще для зависти есть еще слово "envy", но и "jealousy" тоже годится, автор в своем праве. А по-русски там "ревность" не лезет ну никаким боком. И очень странно выглядит в ответ на вопрос, случалось ли вам кому-то завидовать, воспоминание о том, как другая девочка непринужденно треплет твоего мальчика по голове. Ревновать героиня ревнует, это да; но чтобы осознать это чувство как "зависть", по-русски нужно сделать еще один логический шаг, далеко не очевидный. Но ничего не поделаешь, пришлось притянуть за уши. А куда деваться?

P.S. Нет, это не просьба о совете, если что. ;-) То есть я с удовольствием выслушаю ваши варианты, как можно было сделать лучше, но вообще я текст уже отправил и пошел кататься на лыжах. ;-)

Человек и мужчина

Наткнулся на любопытную ситуацию. Обычно неопытные переводчики прокалываются на том, что переводят man как "мужчина" в ситуации, когда речь явно идет о человеке вообще. Что-нибудь из серии "Мужчина рожден для счастья, как птица для полета", нувыпоняли. А вот тут мне попался случай, когда уместно перевести man именно как "мужчина", причем дело отнюдь не в половой принадлежности. У меня тут гуляет монстр, который некогда был человеком, но сейчас уже точно не человек, и не мешало бы это как-то подчеркнуть. Так вот, в этой ситуации "мужчина" явно лучше "человека". Потому что в его половой - точнее, гендерной, - принадлежности сомнений нет, а вот в его принадлежности к человечеству сомнения большие.

Собаки-убийцы

На поле есть два стаффа (стаффордшир-терьера, есичо). Оба мощные, массивные, оба рыжие, и теперь еще оба, ять, в одинаковых голубых комбезах! При этом к одному близко подходить нельзя (неизвестно, что он сделает; может, даже и ничего, но его хозяйка против, а я не знаю, каким идиотом надо быть, чтобы лезть к стаффу, чей хозяин просит к нему не лезть), а ко второму и приходить не надо, он сам прискачет обниматься и целоваться. Различить их можно только по тому, что один постоянно ходит на поводке, а второй только иногда. Ну, и еще один ходит с высокой худенькой девушкой, а второй с женщиной средних лет и среднего роста, но это я уж точно издалека и в сумерках не отличу.

Вспоминали тут знакомую питбульшу, ныне покойную. Первый хозяин этой питбульши в суровые девяностые завел себе собаку-убийцу, чтоб рвала всех собак, и еще людей желательно. Собака-убийца не понимала, зачем рвать собак, которые ей ничего не сделали, а с людьми в основном лезла целоваться. Возможно, хозяин бы ее и перевоспитал, но как-то раз по пьяни окончательно разозлился, что у него собака такая бракованная (вообще у питов отсутствие агрессии к людям - породный стандарт...) и выгнал ее на мороз. Собака некоторое время побегала по улице, там ее увидел сосед бывшего хозяина и со словами "Да что ж ты в декабре по улице бегаешь такая лысенькая!" забрал собаку-убийцу себе. Где она вежливенько отжала у хозяйского пса, сурового и злобного востаря, шефство над хозяйским сыном. Пришедшего к мальчику репетитора она аккуратно брала зубами за руку и вела показывать свои игрушки.

Гендерное

Вообще в современной детской литературе (и не только литературе) голос разума, как правило, исходит от мальчика. То есть в паре девочка-мальчик именно девочка генерит безумные идеи, а мальчик задумывается о том, во что это обойдется, кому за это влетит и кто будет разгребать последствия. Интересно, насколько это соответствует ситуации, существующей в реальности?

Вина и стыд

Вместо эпиграфа:
"На данный момент существует две культуры: культура вины и культура стыда.
[Spoiler (click to open)]Культуры вины — ярким примером которых является западное христианское общество — ориентируются на абсолютные нормы морали и в качестве главного морального достояния стремятся к развитию у личности чувства вины, внутреннего переживания собственной неправоты. (Это не значит, что представителям данных культур в меньшей степени знакомо чувство стыда. Их отличие от культур стыда состоит в том, что последние переживают стыд там, где мы ожидали бы появление чувства вины).
В противоположность этому, культуры стыда (страны востока) основаны на переживании неспособности следовать общеизвестным и четко артикулированным предписаниям подобающего поведения. В культурах стыда главным мотивирующим началом является стыд — ориентация на отношение к поступку других людей, окружения, социума в целом
".

В сущности, ссылку можно было бы и не ставить - это такое, общеизвестное (ну, если не всем, то тем, кто вообще интересуется подобными вещами). Предполагается, что культура стыда - это внешний локус контроля, "что станет говорить княгиня Марья Алексевна", а культура вины - внутренний локус контроля, "что я сам о себе думаю, даже если этого никто не знает". И как бы культура вины по умолчанию лучше, чем культура стыда: человек из культуры стыда сделает что угодно, если это можно аккуратно замести под коврик, а человек из культуры вины сам себя контролирует. Типа. Но вот я в последнее время думаю, что не все так просто. И что навязшие в зубах психоложеские рассуждения о "чувстве вины", которое мешает жить там и сям и от которого надо избавляться (ну, там, где оно неуместно), возникают оттого, что наша психология, во всяком случае, популярная, доступная дилетантам вроде меня, идет с запада, из англоязычной культуры, и переводится на русский зачастую без оглядки на разницу языков, культур и мировоззрений. Вот и английская википедия подтверждает:

Collapse )

То есть не все так просто с "культурой вины" и "культурой стыда". Да, там, где американец "виноват", там русскому "стыдно". Но это не тот стыд, о котором думает американец, услышав слово shame. Может быть, если просто заменить один термин, "культура стыда", на "культуру позора", все как раз встанет на свои места.

Об английском языке и мужской и женской гендерной социализации

В комменты на фейсбуке прислали:

Мой друг Вовочка, читая Властелина Колец на английском, долго думал, что хоббит Мерри - девочка. Ну а чо, то посуду моет за всех, то идет приключаться, не пикнув. И вот как-то раз комнату в физтеховской общаге огласил злобный вой: "Блядь, He! Не, he, he. Он же мужик!" Дочитал.