Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Верхний пост

1) Сюда можно написать, если вам от меня что-то надо. Комменты скринятся, но на почту приходят.

2) Комменты к постам на почту не ходят. Если вам непременно нужно, чтобы я ответил на ваш коммент, пишите сюда.

3) Комменты от анонимов в журнале скринятся. Я их расскриниваю, если нахожу, но могу и не найти. Если вам непременно нужно привлечь мое внимание к своему анонимному комменту, пишите сюда. Хамские комменты не расскриниваю. Что является хамством, определяю я.

4) Я баню редко и мало, но иногда - без предупреждения. Причиной бана, как правило, являются личные оскорбления (не только мне) и всяческие разжигания, но не только.

5) Взаимно не френжу, мне все равно, во френдах вы у меня или нет, я со всеми одинаково разговариваю (кроме давно знакомых). Это публичная территория, пишите, не стесняйтесь. Подзамков в журнале нет (кроме чисто технических), если вы у меня не во френдах, вы ничего не теряете.

6) Цитировать и перепощивать можно по умолчанию, не спрашивайте. Очень желательно - со ссылкой на меня, особенно тексты. А то вдруг опубликовать понадобится, я потом устану доказывать, что это не "народное творчество".

Ад для перфекционистов (о ненависти к модерну)

в аду для перфекционистов
ни серы нету ни огня
а лишь слегка несимметрично
стоят щербатые котлы

На экскурсии в особняке Носова были, естественно, в основном поклонники модерна. Бурно обсуждали тот факт, что многие современники модерн не воспринимали, считали уродливым, отвратительным. Экскурсовод цитировала сакраментальный отзыв Чуковского об особняке Рябушинского:

"Самый гадкий образец декадентского стиля. Нет ни одной честной линии, ни одного прямого угла. Все испакощено похабными загогулинами, бездарными наглыми кривулями. Лестница, потолки, окна - всюду эта мерзкая пошлятина. Теперь покрашена, залакирована и оттого еще бесстыжее".

Все возмущались, недоумевали: ну как так можно?! Как можно было не видеть этой красоты?!

А по-моему, это же самое интересное. Когда человека так бомбануло на почве эстетики, всегда интересно попытаться понять: почему бомбануло-то? Чем его так уязвили в нежное место эти злосчастные кривули? Если мы угадаем правильно, мы многое поймем не только об этом человеке, но и о том стиле, который его бесит.

Collapse )

Смеяться над собой

Помните, я не так давно писал, что уж над собой-то смеяться точно безопасно, никого это не заденет и не оскорбит? Ну вот, это говорит о том, что иногда уверенность - это недостаточная осведомленность. Тотчас же пришел человек, живущий в Швеции, и сказал, что у них это недопустимо. "У меня нет сил это описывать. Ну, упадут в обморок от такого асоциального поведения, потом соберутся вокруг толпой, станут убеждать "Неееееет! Кто тебе это сказал?? Конечно, ты не такой!!! Ты все можешь! ты все умеешь! Тебе только не хватает уверенности в себе! Ты должен каждое утро говорить себе: "Я не неуклюжий! Я самый ловкий и умелый!" и т.д. Или, в зависимости от шутки, непонимающие взгляды: ээээ... тебе кажется это смешным? Это в вашей культуре принято смеяться, когда у кого-то проблемы со здоровьем или чем-то еще, это вам смешно, да? (брезгливо отодвигаясь подальше)".

Я все думал-думал: ну почему так? Ведь очевидно же, что если я над собой смеюсь, значит, могу себе это позволить, да?

Пока что надумал вот что. Смеяться над собой можно с двух противоположных позиций: позиции слабого - и позиции сильного. Из позиции слабого - это самоуничижение (что в современной европейской культуре, в целом, не приветствуется, см. выше). Дескать, все равно меня сейчас засмеют, лучше я начну первым. Вроде как испуганный щеночек валится на спину и еще писается, чтобы показать: вот, я маленький, слабый, не трогайте меня!

Из позиции сильного - это демонстрация силы и неколебимой уверенности в себе. Да, я толстый и неуклюжий, да, я допустил промах, да, я сел в лужу, да, я сделал дурацкую ошибку. Я могу себе это позволить и все это не делает меня хуже! И ваш смех меня не задевает, потому что у меня достаточно прочная шкура. Смейтесь, пожалуйста, мне не жалко. Допустим, если в нормальном дружном сплоченном коллективе начальник, или там учитель в хорошей школе рассказывает про какую-то свою оплошность и сам над собой ржет, и все ржут - он же от этого не перестает быть начальником или учителем, не теряет авторитета, верно? Наоборот: его авторитет насколько прочен, что ему такое не вредит.

И проблема в том, что отличить одно от другого со стороны можно далеко не всегда. И даже изнутри не всегда можно. Вот, скажем, классный шут, ребенок, который постоянно мочит корки - он получает удовольствие оттого, что все смеются? Или это затравленный омега, который позволяет над собой смеяться, потому что боится, что иначе его станут бить? Это не всегда очевидно. И не факт, что он сам это знает.

И если наша задача в том, чтобы всем было комфортно и никого никогда не обижали, то, наверно, лучше да, такой смех на всякий случай пресекать. Нет-нет, ты не толстый и не неуклюжий, зачем ты так о себе говоришь?

Правда, есть и третий вариант. Смеяться над собой можно, когда ты, может, в себе и не очень уверен, зато уверен, что кругом свои. Что в этой компании можно демонстрировать слабость, тут не заклюют, не зачморят и не ткнут нарочно в нежное место. Но такое редко бывает. И даже не в каждой семье. И более того: то, что старшие считают за беззлобное подшучиванье, для детей зачастую - тыканье в больную мозоль. Думаю, большинство неприятия шуток над собой как раз отсюда и растет.

О птичках и психологической устойчивости

У нас сегодня подогнали машину с лифтом и принялись пилить дерево под окном. Его, на самом деле, еще зимой надо было спилить. Хотя и жалко. Это прекрасный раскидистый американский клен, растущий под углом тридцать градусов, и если он, нидайбох, когда-нибудь рухнет, то накроет кусок автостоянки на шесть машин, а при особой неудаче еще и пару мам, ведущих детей в садик. Мне было очень интересно, как они собираются его валить, учитывая, что вся стоянка занята. В результате оказалось, что валить его и не собирались. Опилили, видимо, самые страшные сухие сучья и уехали.

Но это все не самое интересное. Самое интересное, что на одном из этих пологих суков - точнее, стволов, - дроздиное гнездо. И когда я вышел с собакой и глазел на дерево, в гнездо, недовольно треща, как раз усаживалась вспугнутая рабочими мамаша. (Есть подозрение, что это одна из причин, отчего дерево валить не стали. Народ пошел сентиментальный...)

А вы говорите - "не смотреть", "гнездо бросят"! Да щас. Ее, вон, мужики с бензопилой, и те не напугали.



Collapse )

Соловьиное

Вчера в Сиреневом саду нарвался на конфликт с соловьем.

Да, в Сиреневом саду есть соловей. Один (1). Живет на краю маточного сада, у самой дорожки. Тоже из тех, которые экстраверты: спрятаться там есть где, но он сидит на виду. Я его, правда, так и не высмотрел, но люди видели.

Распевал он минут десять, а потом умолк. Я решил завести его снова и запустил на фотоаппарате ролик с соловьем с радиополя. Ожидание: соловей начинает петь в ответ. Реальность: соловей перепорхнул пониже, пригнулся, нацелился - и молча ринулся в атаку. В последний момент он, видимо, осознал, что я не соловей, прошел у меня практически над плечом (ну, в полуметре от моей головы) и исчез в кустах на той стороне дорожки.

Если б я знал, что он так расстроится, я бы, конечно, так делать не стал.

Кстати, ходил сегодня проведывать наших соловьев - оба на месте. Тот, который экстраверт, приумолк было, когда мы с собакой подошли, потом подумал и запел снова.

Совиное

Я вот уже некоторое время размышляю: тема противостояния сов и жаворонков очень популярна, а кто-то всерьез рассматривал вариант, что "жаворонки" и "совы" - это сугубо физиологические особенности? Не некие загадочные особенности психики, а банальная производная от работы сосудов, например? Потому что все известные мне совы не просто долго спят - они еще и трудно встают. Скажем, я не просто могу проснуться в пять утра: я проснулся в пять, всласть повалялся целых пять минут, потом принял душ, не спеша позавтракал, часик погулял с собачкой и в семь утра ускакал по делам. Для всех знакомых сов такой режим был бы безумным авралом: им только в постели поваляться после пробуждения нужно полчаса, а лучше бы часик. И это не каприз, а именно необходимость: если резко встать сразу, как проснулся, у них будут чисто физиологические спецэффекты типа тошноты, головокружения, и... В общем, им лучше так не делать. Тошнота и головокружение (как и проблемы с ориентацией в пространстве, соображалкой и т.п.) - это же явно сосудистое, ну?

Это, в числе прочего, объясняет и то, почему в последнее время сов сделалось так много: накопилась критическая масса слабеньких деток, которые выжили и дали потомство. И которых к тому же перестали гнобить за их личные особенности, которые еще пятьдесят лет назад считались совершенно неприемлемыми и плодами избалованности и несоблюдения режима: проснулся - нечего валяться, вставай и делай зарядку! (Бодрая зарядочка в семь утра - самое то, что надо типичной сове, чтобы сдохнуть окончательно). Потому что в старые добрые времена за личные физиологические и психологические особенности, будь то неуклюжесть или аутизм, принято было пинать: кто может - тот выровняется, кто не может - сдохнет побыстрее и не будет обременять собой.

О безопасности

Листал старые записи, наткнулся на пост двухлетней давности. Любопытно было перечитать ввиду карантина и всего, что с ним связано (например, ограничения прав "лиц старше 65" на свободу передвижения):

Один из побочных эффектов стремления к безопасности любой ценой - это склонность к ограничению дееспособности. Связь прямая и логичная: если некто может причинить кому-то вред (в том числе самому себе), надо лишить его возможности это сделать. И на частном, и на государственном уровне. Ограничения на ношение оружия (любого. И охотничьего. И ножей. И любых острых предметов) - это только первый шаг на долгом и славном пути. Ограничения на продажу алкоголя (вы себя сами ограничивать не можете, так мы вас принудительно ограничим!) - второй. И, главное, все эти ограничения абсолютно разумны. Если не смотреть с точки зрения свободного человека, который привык сам защищаться и сам за себя решать.

И все последующие шаги тоже разумны. Вот, скажем, моя знакомая выдвинула блестящее предложение: в ситуации семейного насилия, если речь идет о серьезных травмах (жертва обратилась в больницу), жертву признавать ограниченно дееспособной. Ведь "явно, что жертва абьюза по психологическим причинам на данном этапе не может действовать во благо себе, а только подчиняясь абьюзеру". Поэтому "назначается психологическая экспертиза; в случае, если экспертиза подтверждает, что жертва неспособна действовать в своих собственных интересах, её статус меняется (как бы он ни был обозначен, по сути это временная частичная дееспособность...)" И дальше список действий, аналогичный действиям при изъятии ребенка из неблагополучной семьи (где ребенка, кстати, тоже ни о чем не спрашивают - ну он же ребенок, что он может понимать?) Это от той же стенки гвоздь. Ты себя защитить не можешь - общество тебя защитит. На этом фоне тот факт, что взрослый свободный человек получает статус несвободного несовершеннолетнего, как-то теряется. Безопасность человека важнее прав свободного.


Комменты любопытны отдельно. Интересно сравнить, кто что думал об этом в те времена, когда это еще было чисто теоретическими умствованиями, а не сугубо практическими вопросами.

Сочувствие

Тут знакомая удивлялась, зачем мужчины рассказывают совершенно посторонней женщине, как они изменяют жене. Списали на странные выверты мужской психологии. А мне вот интересно, зачем женщины подробно тебе рассказывают, как тебе плохо сейчас или будет плохо в ближайшем будущем.

Вот предстоит нам тяжелая, довольно неприятная работа. И - "Ой, как же вам будет тяжело! Какой у вас тяжелый день завтра!" - и так далее, и тому подобное, десять раз по кругу одно и то же. Спасибо, мадам, я в курсе, что у нас завтра тяжелый день. Мне бы очень хотелось об этом не думать, иначе у меня еще и сегодня будет тяжелый день. Но нет: надо все обсосать, обжевать, двадцать раз проговорить во всех подробностях.

Или: делаешь ты тяжелое, муторное, грязное дело, которое, честно скажем, предпочел бы не делать никогда. Эта же самая женщина на тебя его и взвалила. А она Collapse )

Скрытые привилегии

Пару лет назад много говорили о скрытых привилегиях. В последнее время эта тема из моды вышла, а зря. Вот сейчас, например, особенно очевидно, что скрытые привилегии - понятие отчасти ситуативное. Изменилась ситуация - изменился и набор привилегий.

Например, раньше было привилегией быть экстравертом. Экстравертам полагалась куча социальных бонусов, интровертам недоступных или доступных "через не могу" - "Ну что тебе, трудно, что ли, поговорить с человеком?" Сейчас привилегия - быть интровертом, не нуждаться в "живом человеческом общении", не сходить с ума оттого, что вокруг целыми днями одни и те же лица домашних, а не новые знакомые.

Collapse )

Но изнутри это не всегда очевидно. Отчего это человек пишет, что уже три недели не выходил на улицу, кто ж ему мешает? ("Почему же вы не закончили лучший столичный вуз, поленились, небось?") Не так-то просто представить себя на месте человека, который уже три недели не был на улице, если ты сам - не он.

Страх

На самом деле, каждый раз очень занимательно и поучительно наблюдать, как Рэй пугается салютов. Точнее - как именно. Это ни в коем случае не чисто эмоциональная реакция. Наоборот: непосредственная реакция всякий раз обрабатывается интеллектом, и это происходит очень наглядно.

Скажем, несколько недель назад каким-то дебилам вздумалось в семь утра (в воскресенье!) пострелять из ракетницы у входа на радиополе. Мы с Рэем в это время успели войти на поле и ушли уже довольно далеко. И тут раздался первый выстрел. Рэй не обратил на него особого внимания. Поле - место безопасное, там он даже салютов не очень-то боится. Раздался второй выстрел. Рэй насторожился и задумался. Было буквально видно, как колесики внутри его башки пришли в движение. "Тут стреляют. На поле же не могут стрелять? Но стреляют!" Раздался третий выстрел. Рэй развернулся и довольно быстро пошел (но не побежал!) к выходу с поля (не тому, где стреляли, мы вошли через другой вход). Я на него рявкнул. Он приостановился и подождал, пока я пристегну поводок. После этого быстро и решительно, ни на что не отвлекаясь, поволок меня к выходу. И не остановился, даже когда выстрелы прекратились. Успокоился он только уже на полпути к дому. Он, несомненно, испугался. Но это не была ни паника, ни истерика. Я видел эту собаку в истерике: это выглядит совсем иначе.

А третьего дня мы вышли на улицу, когда у соседнего подъезда кто-то, видимо, прогревал чрезвычайно дряхлый движок, и этот движок периодически постреливал. Рэй испугался. Остановился. Прислушался. Явно оценил характеристики звука. Понял, что это не гром, не салют и не выстрелы. И мы пошли гулять дальше.

То есть Рэй однозначно каждый раз оценивает степень опасности и необходимость решительных действий. А такого, чтобы он стрельбы пугался по-настоящему, до истерики и потери соображения, я и не припомню. Не уверен, что с ним вообще хоть раз такое было.