Category: психология

Верхний пост

1) Сюда можно написать, если вам от меня что-то надо. Комменты скринятся, но на почту приходят.

2) Комменты к постам на почту не ходят. Если вам непременно нужно, чтобы я ответил на ваш коммент, пишите сюда.

3) Комменты от анонимов в журнале скринятся. Я их расскриниваю, если нахожу, но могу и не найти. Если вам непременно нужно привлечь мое внимание к своему анонимному комменту, пишите сюда. Хамские комменты не расскриниваю. Что является хамством, определяю я.

4) Я баню редко и мало, но иногда - без предупреждения. Причиной бана, как правило, являются личные оскорбления (не только мне) и всяческие разжигания, но не только.

5) Взаимно не френжу, мне все равно, во френдах вы у меня или нет, я со всеми одинаково разговариваю (кроме давно знакомых). Это публичная территория, пишите, не стесняйтесь. Подзамков в журнале нет (кроме чисто технических), если вы у меня не во френдах, вы ничего не теряете.

6) Цитировать и перепощивать можно по умолчанию, не спрашивайте. Очень желательно - со ссылкой на меня, особенно тексты. А то вдруг опубликовать понадобится, я потом устану доказывать, что это не "народное творчество".

Страх

На самом деле, каждый раз очень занимательно и поучительно наблюдать, как Рэй пугается салютов. Точнее - как именно. Это ни в коем случае не чисто эмоциональная реакция. Наоборот: непосредственная реакция всякий раз обрабатывается интеллектом, и это происходит очень наглядно.

Скажем, несколько недель назад каким-то дебилам вздумалось в семь утра (в воскресенье!) пострелять из ракетницы у входа на радиополе. Мы с Рэем в это время успели войти на поле и ушли уже довольно далеко. И тут раздался первый выстрел. Рэй не обратил на него особого внимания. Поле - место безопасное, там он даже салютов не очень-то боится. Раздался второй выстрел. Рэй насторожился и задумался. Было буквально видно, как колесики внутри его башки пришли в движение. "Тут стреляют. На поле же не могут стрелять? Но стреляют!" Раздался третий выстрел. Рэй развернулся и довольно быстро пошел (но не побежал!) к выходу с поля (не тому, где стреляли, мы вошли через другой вход). Я на него рявкнул. Он приостановился и подождал, пока я пристегну поводок. После этого быстро и решительно, ни на что не отвлекаясь, поволок меня к выходу. И не остановился, даже когда выстрелы прекратились. Успокоился он только уже на полпути к дому. Он, несомненно, испугался. Но это не была ни паника, ни истерика. Я видел эту собаку в истерике: это выглядит совсем иначе.

А третьего дня мы вышли на улицу, когда у соседнего подъезда кто-то, видимо, прогревал чрезвычайно дряхлый движок, и этот движок периодически постреливал. Рэй испугался. Остановился. Прислушался. Явно оценил характеристики звука. Понял, что это не гром, не салют и не выстрелы. И мы пошли гулять дальше.

То есть Рэй однозначно каждый раз оценивает степень опасности и необходимость решительных действий. А такого, чтобы он стрельбы пугался по-настоящему, до истерики и потери соображения, я и не припомню. Не уверен, что с ним вообще хоть раз такое было.

Бедоносец

Сегодня я узнал слово "бедоносец": https://kiowa-mike.livejournal.com/5401310.html. Хорошее слово, раньше никогда не слышал, а ведь явно употребительное. Интересно, что это слово используют для перевода английского trouble-maker, что в принципе неверно. Trouble-maker - это склочный персонаж, который устраивает неприятности самостоятельно и целенаправленно. Тут хотя бы ясно, откуда ноги растут. С "бедоносцем" все случается помимо его воли и желания: "Потому что с ним приключаются неприятности, которые отражаются ещё и на других". Он не нарочно, оно само, ага. Видывали мы таких. Возможно, тут мог бы помочь хороший психолог, но психолог тут, конечно же, не поможет, потому что до психолога бедоносец не дойдет, даже если вы возьметесь отвести его за руку. Что-нибудь обязательно, обязательно случится.

Достаточно хорошо

В современных теориях воспитания есть такое понятие - "достаточно хорошая мать". Смысл в том, что вам не надо быть Идеальной Матерью, Лучшей в Мире Мамой, не надо посвящать всю себя детям и убиваться об это. Если ваши дети сыты, одеты, обучены и выслушаны, вы достаточно хорошая мать. Можете уже расслабиться, выпить кофе и заняться своими делами. Счастливыми и гениальными вы их все равно не сделаете, не в вашей это власти.

Вот для меня это понятие, "достаточно хорошо", очень ценно. Я им руководствуюсь во всем, за что берусь. Для меня это важно, потому что моя мать - перфекционистка и придерживается мнения, что "если что-то стоит сделать, это надо сделать ХОРОШО" (а "хорошо", разумеется, значит "идеально"). Она мне все детство рассказывала, как она, когда училась вязать, свою первую кофточку восемнадцать раз перевязывала. Впрочем, я ее застал, когда ей было уже под пятьдесят, и дурная халявная энергия, позволявшая совершать такие подвиги перфекционизма, иссякла. Очередное идеальное платье, которое она собиралась сшить, так двадцать лет и пролежало раскроенным и недошитым. Да, это обратная сторона "если что-то стоит сделать, это надо сделать ХОРОШО" - если нельзя сделать ХОРОШО (в соответствии с твоими высокими стандартами) - это не будет сделано никак и никогда. Потому что "кое-какеров" мы презираем, фу таким быть, лучше вообще не браться. Поэтому для меня мысль, что не обязательно делать идеально, можно просто достаточно хорошо, была ценнейшей индульгенцией - фактически, позволением вообще что-то делать. Главное, помнить, чего ты хочешь, и если цель уже достигнута - тут можно остановиться.

Collapse )

Психоложество и психологи

Еще одна занятная фича, о которую я тоже не первый раз спотыкаюсь. При том, что, как я уже не раз говорил, современная англоязычная литература, особенно детская, пронизана неплохим знанием психологии (по крайней мере, на уровне продвинутого любителя), если там встречается психолог (психотерапевт, психоаналитик) - это персонаж почти наверняка не то, чтобы отрицательный, но уж точно не положительный. Это человек, которого следует опасаться. Ничего хорошего от него ждать не приходится. В лучшем случае он просто не поймет, что с тобой происходит; в худшем он истолкует происходящее самым идиотским образом, и вместо того, чтобы разобраться в ситуации, налепит на тебя все самые тупые ярлыки, что есть у него в запасе. Collapse )

То есть вот я так, навскидку, и не припомню книги, где бы персонаж-психолог или психотерапевт мало-мальски успешно выполнял свою непосредственную работу: обеспечивать людям взаимопонимание, психологический комфорт, решение проблем и вот это все. Более того, если где герои с этим справляются, то вопреки, а не благодаря психологической помощи.

Ну, с технической-то точки зрения понятно, что если бы проблемы героев можно было решить, просто поговорив по душам со школьным психологом, то и книжку писать было бы не о чем. То есть это такая же литературная условность, как родители, которым нельзя ничего рассказывать, или, во взрослых детективах, невозможность обратиться в полицию (и, соответственно, необходимость браться за расследование самому). Но, думаю, дело не только в этом. Collapse )

"Не выдумывай!" (история про Тришкин кафтан)

Знакомая на фейсбуке пишет про депрессию. Что стандартная распространенная реакция на жалобы на депрессию - не выдумывай, тебе не плохо. Вот детям в Африке плохо, они голодают; вот соседке плохо, у нее муж пьет и ее бьет; а у тебя все в порядке, что у тебя может быть плохо? Словом, отказываются признавать депрессию за реальную проблему. Тем более, что проблема же чисто субъективная. Кость не сломана, кровь не течет, температуры нету - а что повеситься хочется, никто не поверит, пока ты в самом деле не повесишься. Даже от самых близких людей, включая супруга/у и родителей, есть шанс услышать "Да не выдумывай, возьми себя в руки и все!" Почему так? Люди злые и равнодушные? Я бы не сказал. Люди, в целом, охотно помогают друг другу, когда видят реальную беду. В этом-то и проблема.

0) В мире ограниченных ресурсов больной - личность привилегированная. Collapse )

1) Так вот, про депрессию. Если человеку реально плохо (существенно хуже, чем тебе), ему надо помогать. Особенно если человек тебе не чужой. А на то, чтобы помогать, не всегда есть ресурсы. А просто сказать "Я тебя понимаю, но помочь нечем, самим мало" не всегда возможно. Особенно если человек тебе не чужой. Collapse )

2) Это же самое мешает принять всерьез собственную депрессию. Если это серьезно, значит, надо лечиться, а куда лечиться еще и от депрессии, когда тебе от "настоящих болезней" лечиться некогда и/или не на что? То есть если ресурсы ограничены, и на все точно не хватает, в иерархии ценностей собственная депрессия окажется где-то в самом-самом низу. После репетитора для дочки и ветеринара для собаки. Потому что депрессия неосязаема, а собака сдохнет вполне осязаемо - от чего тебе самому лучше не станет. Такие дела.

Еще раз про иллюзию контроля

Статья на CNN - "Кнопки, которые не работают" (на английском, сорри). Краткое содержание: если вы нажали кнопку на пешеходном переходе или кнопку закрытия дверей в лифте, и вам кажется, что эта кнопка не работает - скорее всего, вам не кажется. Многие из таких кнопок (в Нью-Йорке, скажем - процентов девяносто кнопок на светофорах) находятся там только для виду, чтобы вы не просто так ждали, а могли чувствовать, что контролируете ситуацию. Такие кнопки называются "плацебо-кнопками", и существуют исключительно для психологического комфорта юзера.

Не знаю, может, у американцев мозги как-то иначе устроены, но мне, например, такие кнопки психологического комфорта не добавляют. Думаю, и вам тоже. На тех светофорах, где я бываю регулярно, и точно знаю, что кнопка не работает, я их просто не трогаю. Но у нас, по счастью, таких "управляемых" переходов относительно мало, и они находятся в тех местах, где реально имеют смысл - там, где проходит один пешеход в десять минут, и заводить ради него регулярно переключающийся светофор бессмысленно. Скажем, такой светофор стоит в Строгино у автобусной остановки "Воднолыжный стадион", где светофор нужен был редко, но позарез - теперь он там есть, но срабатывает от кнопочки. Или у станции МЦК "Хорошево" поставили светофор с кнопкой - но он переключается в управляемый режим только по ночам, когда пассажиров идет мало и он редко кому нужен. Так что эти кнопочки реально работают. А что касается "иллюзии контроля" - мне лично важно не столько "контролировать ситуацию", сколько видеть, что ситуация предсказуема. Так что для меня куда полезнее не фальшивые кнопочки, а счетчик на светофоре, показывающий, сколько осталось ждать - и, соответственно, позволяющий рассчитывать, стоит ли торопиться на переход, или можно дойти не спеша, или я все равно не успею и лучше подождать следующего цикла. А вот чувствовать себя ребенком, который крутит руль в игрушечной машинке, мне совсем не нравится.

Быть собой

Продолжение к посту про «истинное лицо».

Так вот, конечно, есть одно средство от того, чтобы всю жизнь носить такую маску (которая, с шансами, с возрастом все равно слетит). Ну, мне так кажется, что это должно работать. Надо просто быть самим собой. Не притворяться кем-то другим, не бороться с собой, не подавлять свои особенности и желания, а уметь их направлять и использовать.

Это резонный ответ. В конце концов, что «наши добродетели - чаще всего переодетые пороки», было сказано еще в семнадцатом веке. А идея о том, что любая добродетель - это умело найденная золотая середина между двумя крайностями-пороками, принадлежит аж Аристотелю. Пороков как таковых почти не существует - есть личные особенности, которые мы не умеем использовать во благо. А могли бы научиться - и тогда бы нам стало незачем их скрывать и подавлять. Скажем, человек, в глубине души презирающий себя за мягкотелость, мог бы не носить "железную маску", а просто научиться настаивать на своем, не отказываясь от собственной мягкости. Да, это намного сложнее - зато и не пришлось бы всю жизнь ломать себя через колено. Профит!

Легко сказать. Collapse )

Я это написал одновременно с предыдущим постом - и в тот же день в ленту прилетел пост catta. Не совсем про «то же самое» - но, на мой взгляд, про смежное.

Collapse )

Истинное лицо

В разговор об одиноких стариках пришла mbwolf и заметила:

Не согласна, что деменция уродует людей до полной неузнаваемости. Наоборот, до полной узнаваемости теми, кто их хорошо знал. Третий случай наблюдаю. Все, что в человеке было нутряного, прикрытого чем-то, чем они считали должным прикрывать, проявляется. У одной под маской "железной тетки" оказывается растерянный и доброжелательный человек, у другого под маской "такого деликатного, интеллигентного человека" - нетерпимый эгоист. И я это больше тридцати лет знала, но мне мало кто верил.

Это вопрос непростой и неприятный, в частности, для меня лично. Поэтому имеет смысл поговорить об этом отдельно (хотя, в общем, там по ссылке catta уже все сказала). Вот смотрите: допустим, я говнюк. В чем конкретно это выражается, в сущности, неважно. Может быть, я нетерпимый эгоист, может быть, размазня без капли характера, может быть, ядовитая злоязычная стерва, способная метко ужалить в самое больное место, может быть, еще что-нибудь. Главное, что мне это НЕ НРАВИТСЯ. Я считаю, что фу таким быть, и всячески в себе с этим борюсь - и, надо сказать, довольно успешно, так что все окружающие верят, и только самые близкие и наблюдательные замечают, что тут, кажется, не все чисто. Ну понятно, что временами я срываюсь, но в целом мне всю жизнь удается быть деликатным и интеллигентным (например).

И тут приходит она. Деменция. Контроль над собой постепенно сыплется и со временем разваливается вовсе. И наружу вываливается то самое, с чем я семьдесят лет успешно боролся. Collapse )

Но вот на самом деле: что, действительно "ваше истинное лицо" - это та темная сторона, с которой вы всю жизнь боролись с переменным успехом? Настоящий вы - это тот капризный мерзавец, который хамит сиделке и говорит гадости про невестку? Выходит, все предыдущие семьдесят лет вы просто притворялись, и все ваши тяжкие труды были впустую? Я не знаю ответа на этот вопрос. Я только думаю, что до деменции лучше не доживать - а если уж доживешь, то по возможности лучше провести эти последние месяцы и годы подальше от родных, на попечении профессионалов. Чтобы тебя запомнили не таким.

Хотя, на самом деле, одно средство есть. Но здесь я о нем говорить пока не буду, чтобы не отвлекать от основной мысли.